Простить, чтобы жить дальше.
Простить, чтобы жить дальше.

Ко мне часто приходят люди, которым трудно выйти из замкнутого колеса самообвинения-самонаказания-самоповреждения, существующего в их сознании, казалось бы, иррационально. Но это лишь на первый взгляд, а дальше появляется история раннего пережитого опыта насилия от близких и самых значимых людей, начинающаяся от постоянных придирок, недовольств и обвинений и простирающаяся до физического и сексуального насилия. У ребенка в силу неразвитости фильтров к поступающей из вне информации отсутствует критическое мышление и всё, всё, что с ним происходит он воспринимает, как результат своего влияния. Дождь пошел, потому что не хочу идти в детский сад, родители ссорятся из-за меня, грустная мама тоже из-за меня, если меня ругают и я для них плохой, значит так и есть. Представьте, что в такой обстановке ребенок живет бОльшую часть своего детства, природой предназначенного для любви, развития, создания безопасной привязанности и доверия к миру.

 

И вот так по чуть-чуть, почти незаметно формируется накопительное (и потому одно из самых тяжелых) посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), так формируется внутренний садист, который обязательно будет продолжать уже усвоенное от других поведение – уничтожать самого себя или искать для этого безопасную жертву. Этот паттерн становится наследственной чертой и тот, кто примет решение остановить это на себе, испытает двойной натиск – с одной стороны желание внутреннего зверя предъявить всё то, что пережил сам ребенок, с другой — моральные, этические или духовные требования не причинить ущерба тем, кого любим. Именно отсюда рождается осознанная потребность в прощении, чтобы отпустить прошлое и преобразиться. Потребность перестать пить яд самому в надежде, что от него умрут другие.

 

К этому крайне непростому решению ведут круги ада по стадиям проживания потери – отрицание, торг, злость, горевание и принятие. Потери надежды на то, что кто-то признает свою вину, компенсирует признанием и любовью нанесенный урон, как-то исправит это замысловатое искажение отношений между ребенком и теми, кому поручено его любить. И только когда появляется жгучее в своей боли понимание, что никто не придет, ничего не признает и в лучшем случае промолчит, а в обычном варианте оправдает себя ситуацией, молодостью, плохостью ребенка, опять же, то появляется выбор: или продолжать падать спиной назад в эту пропасть или уйти в сторону, создавая новую историю про себя самого.

 

Прощение – это выбор перерасти свою боль, причиненную травматичным опытом. Это решение отпустить ярость, страх, желание отомстить. Но это не воссоединение с обидчиком, не нивелирование последствий, не разрешение вернуться в отношения, не поиск оправданий и не попытка избавить кого-то от ответственности. Это больше прощание с тем, что уже никогда не изменить, чтобы иметь возможность жить по-другому дальше.

 

Как подойти к этому решению о прощении? Как выйти из замкнутости, создаваемой внутри агрессии, которой так много и для себя самого и своих близких?

 

  • Осознать, признать, проговорить самому себе, какой ущерб был нанесен. Какие прочные тяжелые чувства создал этот опыт (страх, гнев), как повлиял на базовые убеждения о себе и о мире (все уроды, никому нельзя доверять, я неудачник). Какие навязчивые мысли захватили власть над сознанием, что я постоянно прокручиваю и от этого переживаю? Какой был нанесен ущерб моим ресурсам – здоровье, время, деньги, перспективы.

 

  • Подводив черту под вышеописанным перечислением, каждый сам для себя принимает решение о том, будет ли он выполнять возможно долгую и точно непростую работу, чтобы простить. Для этого необходимо ответить себе на вопросы, что означает в данном случае простить? Какие аргументы за и против? Как прощение может повлиять на дальнейшую жизнь?

 

  • Если обидчиком был близкий человек, то можно, сохраняя внутреннюю эмоциональную дистанцию подумать о том, что привело его к тому, каким он стал? Что или кто повлиял на формирование его характера? В каких условиях он жил, как его воспитывали, получал ли он любовь и заботу? Что происходило с этим дорогим человеком, не справившимся с ответственностью за маленького меня, в тот момент, когда он наносил ущерб? Какие к нему сейчас чувства (отрицательные и положительные)? Признал ли он свою вину, вынес ли какой-то урок, изменился ли?

 

  • Увидеть те преимущества, положительные перемены, перспективы, которые может принести прощение прошлого. Как это повлияет на качество жизни, текущие близкие отношения, возможности развития? Как изменится эмоциональный фон, на что будет распределяться внимание и энергия?

 

  • Зафиксировать положительные моменты решения – как изменился взгляд на мир? Стали ли сильнее и в чём? На что появилось время и желание?

 

В прощении много бессилия от того, что ничего нельзя изменить, как и не получится убедить в своей правоте, не испытать торжество обиженного в момент свершения справедливости. В прощении есть только освобождение больше всего этого не иметь и не желать.

Политика конфиденциальности

Спасибо ваше сообщение успешно отправлено

×
ПОЗВОНИТЕ МНЕ
+
Жду звонка!